Александр Иванович Сорокалет

 Полузащитник, защитник. Мастер спорта.
Родился 16 апреля 1957 г. в г. Ворошиловграде (ныне - Луганск). Умер 6 ноября 2009 г. в г. Ростове-на-Дону.
Первый тренер - Владимир Иванович Коваленко.
Играл в командах "Заря" Ворошиловград (1974 - 1979, 1984), "Динамо" Киев (1980 - 1983), "Днепр" Днепропетровск (1985 - 1989, 1991), "Металлург" Запорожье (1990 - 1992), "Торпедо" Запорожье (1993), СК Николаев (1994).
Чемпион СССР 1980, 1981, 1988 гг. Обладатель Кубка СССР 1982, 1989 гг.
Сыграл 2 матча за олимпийскую сборную СССР.
Работал тренером в клубе "Днепр" Днепропетровск (1996 - 1998), тренером-селекционером в клубе "Ростов" Ростов-на-Дону (2007 - 2009).
"МЯЧ" ПИШЕТСЯ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ
Александр Сорокалет (справа) в борьбе с Игорем Белановым.
Меняются поколения - меняются кумиры. А прежние как-то потихоньку забываются. Наверное, это и нормально. Вот только Александра Сорокалета, бывшего в свое время фундаментом днепропетровской обороны, думаю, болельщики будут помнить еще долго. Потому что он - из той славной плеяды игроков призыва Емца и Жиздика, которые прославили "Днепр" как на всесоюзной, так и международной арене.
Этот футболист лично для нас олицетворял игровую несгибаемость, непримиримость. Его не смущала никогда сила соперника - напротив, распаляла желание потягаться. Он всегда был в групповой схватке за мяч, в круговороте, откуда, как правило, выходил победителем. К тому же он ценил не себя в футболе, а футбол в себе - поэтому и не забудут его, как и тот "Днепр", который просто нельзя забыть.
Две остановки - и на футболе
В том, что зажигаются футбольные звезды, наверное, есть немалая доля случая. Посудите сами. Нужно, чтобы мальчишка любил гонять мяч, затем его кто-то должен подтолкнуть к походу в футбольную школу (при этом должны быть не против родители), где тренер из множества таких же желающих должен выбрать именно его. И, наверное, только после этого начинается закономерная карьера, которую каждый строит уже своими силами. Вот с такой цепочки совпадений и начался футбольный путь ворошиловградца (или луганчанина) Александра Сорокалета.
«Я жил в двух трамвайных остановках от стадиона «Авангард». И один знакомый предложил пойти записаться на футбол - мол, у него там дядя работает. Интересно, что сам он, в итоге, с нами не пошел. Начался отбор, я вроде бы подошел. Но тогда мой год не принимали. Самый младший набор на тот момент был 1955 года. Я, конечно, сказал, что мне девять лет, и так ходил два месяца. Но однажды сказали, чтобы все принесли метрику. Я перепугался, и на следующую тренировку не пришел. Ребята потом сказали, что тренер спрашивал, почему я не пришел, и попросил, чтобы я все-таки появился. Я пришел, принес метрику. И затем продолжил заниматься, пока мой год не набрали. Выиграли мы в 1969 году «Кожаный мяч». «Вымпел» наша команда называлась.
В 1971 году был создан ворошиловградский интернат. И наш тренер, Владимир Иванович Коваленко, ушел туда. Были турниры среди интернатов, юношеская сборная. Играл со мной Владимир Кобзарев - мы с ним одногодки. Очень техничный был. Помню, на «Кожаном мяче» был конкурс на жонглирование: прямым подъемом, внешней стороной стопы, внутренней, бедра… Он четыре круга сделал - все за голову схватились!
Скрывать не буду: тогда во всех командах игроки были на год-два старше, чем заявлялось. Просто брали чужие свидетельства о рождении - там же фотографий нет. Мандатная комиссия спрашивала, в какой школе учишься, как зовут родителей, классного руководителя. Но нам с Кобзаревым лгать не пришлось. Тогда как раз играла младшая группа 1957-58 годов, и мы по возрасту подходили».
В заячьей шапке на смену Буряку
В 1974 году Александр Сорокалет был зачислен в «Зарю». Естественно, в дублирующий состав. Команда тогда гремела на всю 1/6 часть суши, став двумя годами ранее чемпионом.
«В городе был настоящий бум. Стадион был заполнен всегда от отказа. Нам иногда помогало то, что мы мячи подавали. А так приходилось сидеть на бетонных лестницах между секторами.
Первым секретарем обкома партии был ныне покойный Владимир Васильевич Шевченко. Он был большим любителем спорта, и в Ворошиловграде были волейбольные команды «Звезда» и «Искра». В Северодонецке был построен Дворец спорта. И во многом благодаря такому отношению, «Заря» первой из провинции стала чемпионом СССР.
«Зарю» возглавлял тогда Пестов, и уже через полгода он меня заявлял в запас, потом на 10-15 минут выпускал. Потихоньку вводил в состав.
В 1976 году, когда пришло время служить в армии, забрали меня в киевское «Динамо». Приехал я в Киев в конце декабря как раз на командное собрание. Конечно, когда я зашел и увидел Буряка, Решко, других звезд, коленки задрожали. Тем более вид у меня был самый что ни на есть провинциальный: пальтишко, заячья шапка. Буряк еще тогда сказал Решко: «Вот, Степа, и пришла нам смена».
Лобановский вызвал тогда многих перспективных ребят со всей Украины. Выделили нам трехкомнатную квартиру на пятерых: со мной жили Бессонов, Бережной, Насташевский и Хапсалис.
Нагрузки на сборе стали для меня, конечно, откровением. Тренировки были очень интенсивные. К примеру, сначала было держание мяча один в один. Ставили защитника против нападающего. А попади под Блохина! Он метров на 60 как рванет - а ты должен успевать! Затем был прессинг: четверо защитников должны были вывести мяч из-под шестерых нападающих. Беговые упражнения были сериями: пять по триста и прочие. По-моему, только на тренировках и получали травмы: ушибы с рассечением, колени «летели». Никто не хотел место в составе отдавать.
Однако после первого же сбора я решил вернуться домой. Оставил Бережному форму и, никому ничего не говоря, уехал. С «Зарей» поехал на сбор под Сухуми. Затем мы переехали в Сочи, а там нас ждет уже Йожеф Сабо - новый главный тренер. Наверное, именно он по своим каналам сумел сделать так, чтобы меня не дисквалифицировали. Заявления в несколько клубов сразу нельзя было подавать, а я уже просил зачислить меня в «Динамо», и тут - снова в «Зарю».
Я остался в «Заре», но через несколько лет снова встал вопрос армии. Мне звонили из Киева, из Ростова - из команд, где можно было отслужить. Тогда как раз из «Зари» многие уходили. В итоге, я вновь оказался в «Динамо».
Инструктор по производственной гимнастике
Но восходящая линия карьеры не была прямой. И, наверное, лишь благодаря недюжинным футбольным способностям Александра Сорокалета, находились люди, которые заботились о том, чтобы он мог играть.
Попасть на страницы газеты в качестве отрицательного примера - что может быть хуже в те годы? В «Комсомолке» вышла заметка о нарушителях режима, одним из которых и был Сорокалет.
«В 1983 году мы с Витей Кузнецовым возвращались с олимпийской сборной СССР из Швеции. И получилось так, что нам не взяли билеты из Москвы. Мне - в Киев, Вите - в Днепропетровск. Администратор сборной дал нам записку и сказал ехать во Внуково. Мы приезжаем, показываем эту бумажку, а нас и слушать не хотят. Людей там - тьма.
Сели, выпили немного шампанского. Думаем, что же делать. Звонили москвичам, которые с нами в сборной были, но и они не смогли найти руководство.
Долго мы потом мотались между аэропортом и вокзалом, пытаясь, уехать, пока не пошли ночевать в спорткомитет. Только на следующий день нас отправили по домам. Прихожу я на базу, и Морозов, тренировавший тогда «Динамо», созывает собрание и объявляет о моей дисквалификации на год. Я, конечно, пытался это как-то оспорить, но бесполезно.
Через некоторое время все-таки нашелся способ. Базилевич забрал меня в «Зарю» и добился рассмотрения моего вопроса на заседании СТК. В итоге, играть мне разрешили».
Через полгода после разрешения этой ситуации подоспело приглашение в «Днепр». Заканчивался 84-й год. Днепропетровцы удачно дебютировали в еврокубках, и Владимир Емец укреплял команду не только перед новым чемпионатом страны, но и перед матчами с «Бордо».
«Это приглашение было, конечно, неожиданным. В «Заре» я как раз «Волгу» 24-й модели получил. Эта машина тогда была, как сейчас 600-й «Мерседес». Я пришел к руководству, сказал о своем решении, отказался от машины. Они, конечно, были против.
И тут я попадаю в историю, после которой опять мне грозит дисквалификация. Руководство «Зари» говорит, что не будет на ней настаивать, только если я останусь. Так что выбора у меня не было.
Но «Днепр» тоже не отступал, и Емец через некоторое время позвонил: «Вылетай в Сочи. Мы все решили!» Я там тренировался уже с «Днепром», и с командой приехал на базу в Днепропетровск.
Первая игра была с киевским «Динамо». Емец называет меня в составе, но уже на стадионе получаем телеграмму, что «Заря» меня дисквалифицировала. И на поле я не выхожу.
…Устроили меня в Днепропетровске на станкостроительный завод инструктором по производственной гимнастике. В 11 часов я должен был включать радио. Зашел в один отдел, включил. Потом захожу в цех, говорю, что должен включить радио. А мне в ответ: «Слушай, у нас столько работы! Какая гимнастика?!»
Параллельно с работой я тренировался с основным составом. Иногда удавалось сыграть под чужой фамилией за дубль, если соперники соглашались. И перед одной такой игрой вызывает меня к себе Емец: «Ну, сынок, поздравляю! Заявили!» Как потом мне рассказывали, для этого подключали и партийное руководство, и КГБ. Вот так и играл с тех пор до 90-го года.
…«Днепр» в Союзе был самой высокооплачиваемой командой. Зарплата была 250 рублей без вычетов. А премиальные были обычно от 400 до 600. За победу же на выезде поднимали премию до 800 рублей. Особенно ценными были выигрыши на Кавказе. В еврокубках «ставки» были гораздо выше. Бывало, что за домашние победы давали по 3 тысячи рублей. Когда же «Днепр» первый сезон в еврокубках играл, ребята могли и 4 тысячи получить. А «Жигули» тогда стоили 6 тысяч».
Народный тренер
Легендарный тандем Емец - Жиздик. Каждый, кто играл в их команде, может рассказывать об этих людях очень долго. Владимир Емец не был, быть может, выдающимся тактиком. Но команда его играла и добивалась результата.
«Я уже говорил как-то, что есть звания заслуженного тренера, а он был тренер народный. Был очень сильным психологом. Мог «напихать» так, как никто другой, и через пять минут подойти, обнять - ты сразу отходишь, и готов за этого человека горы свернуть. И Кучеревский такой же. Не зря же они вместе в Никополе работали, потом - в «Днепре».
… У Владимира Александровича была целая система агентов, и он сразу же знал, кто из игроков где погулял. Рассказывали, что перед игрой со «Спартаком» в 83-м году кто-то сидел в гостинице «Днепропетровск». Наутро вызывает их Емец и показывает их же счет! Конечно, после такого любой футболист будет за двоих бегать.
… Бывали и коллективные «разборы полетов». Из-под окон комнат на базе собирали окурки и приносили Емцу. Этот вопрос добавлялся в «повестку дня». На всю базу звенел звонок (не знаю, есть ли сейчас он или уже нет) - нас от этого звука аж трясло сразу - и все собирались в зале. Собрание могло длиться часа четыре. Были и смех, и слезы… Поначалу те, кто попадал на такие собрания первый раз, смеялись. А когда до них очередь доходила, тут уж им становилось не до смеха…»
Футболисты «Днепра» теряли стимул
Два последних чемпионата СССР Александр Сорокалет провел в запорожском «Металлурге». Компания там подобралась опытная: Таран, Башкиров, Сивуха, Волгин. Команда вышла в высшую лигу, где и отыграла финальный чемпионат Союза. После распада страны Сорокалет, вместе со всеми потерял в один миг все. Как говорит сам Александр Иванович, он до сих пор не может привыкнуть к новому укладу жизни. Тогда, как и многие, чья карьера катилась к закату, а деньги безвозвратно «заморозились», он подался за рубеж. Ездил в Израиль, Финляндию, Хорватию, Германию, но нигде так и не прижился. В итоге, Александр Сорокалет в новейшей истории украинского футбола имеет на своем счету сезон в том же запорожском «Металлурге» и один тайм в СК «Николаев» под руководством Евгения Кучеревского.
Через некоторое время Сорокалет был приглашен работать селекционером в команде Грозного. А после ухода последнего стал помощником Вадима Тищенко. Как раз начинались тяжелые времена для «Днепра»…
«Нам достались футболисты, многих из которых Грозный отдавал в аренду. Перспектив особых не было. Мы были вынуждены ставить этих ребят. Пытались что-то лепить по крохам. Взяли Рыкуна. Помню, он тест Купера пробежал - всего 2400 метров. То есть человек был в разобранейшем состоянии. Был выбор у нас: оставить Рыкуна или брать в аренду Полунина. Посмотрели мы Сашу на сборе в Турции: он несколько передач как отдал - вопрос решился сам собой! Голова у него уже тогда была светлейшая!
Вообще, было тогда много непонятного. У футболистов были странные контракты, по которым все премиальные они получали только в конце года. Таким образом, терялся какой-то стимул.
Тяжело проходила и перестройка игры. Тот же Белкин, те же братья Киласония сами подошли: мол, мы не можем в этот футбол играть.
… Коломойский на встрече сказал Тищенко: «Ты можешь взять пятерых игроков и ошибиться в одном». Но это все на уровне разговоров и осталось. Нам говорили брать футболистов, которые стоят порядка десяти тысяч. Так такие же и играют на сто рублей! Взяли мы тогда нападающего Бездольного. Он на первой же тренировке сломал ключицу. Пришел к нам задний защитник Ламтюгин. Мы со своей стороны хотели приобрести Скаченко, Кирюхина (за ним только в Никополь нужно было съездить), того же Семочко. Последнего я вообще случайно присмотрел. Приехал к родителям в Луганск, и там как раз «Заря» принимала ФК «Львов». «Странная» та игра, конечно, была, но даже в ней Семочко «возил» всех - он тогда нападающего играл. Еще из ФК «Львов» хотели мы взять Котовенко. Их спокойно можно было покупать: в «Карпаты» руководство отдавать футболистов не спешило.
Наверное, нам с Тищенко в какой-то степени не повезло, что пришлось работать в тяжелое для клуба время. Учредители общий язык между собой найти не могли. Тому же Федоренко было уже значительно легче».
Команда, которая сезоном ранее закрепилась на четвертом месте, начала новый чемпионат не очень удачно. За легендарной победой в Киеве над «Динамо» (3:2) последовал разгром от «Шахтера» (0:6). Команду лихорадило, и тренерская отставка была прогнозируема. Случилось это после домашнего поражения от запорожского «Металлурга» 1:4.
«Уже где-то за месяц чувствовалось, что мы дорабатываем последние дни. И через несколько дней после домашнего поражения от Запорожья нам после тренировки сказали остаться: мол, сейчас деньги привезут. Я Тищенко сразу сказал, что это не деньги - можно уже вещи паковать. Так и вышло. Сказали, что завтра будет назначен главный тренер».
… На одной из тренировок Александр Сорокалет, пытаясь донести до игроков свое видение игры, произнес фразу, которая врезалась в память: «Как же вы с мячом обращаетесь?! А ведь у него имя есть - Мяч. С большой буквы!» Именно это отношение к мячу и к футболу, наверное, и позволило «тому» «Днепру» стать золотым.
«Нельзя же этот мяч бить куда попало. Нужна же и голова. Мяч действительно с большой буквы. И после «ч» мягкого знака быть не должно - он очень твердый. И «Днепр» сейчас показывает, что Мяч с большой буквы.
У меня и учителя такие были. Когда я еще в Ворошиловграде был, тренер говорил: «Что ты мяч все время «шведкой» пинаешь? Ты что, из московского «Динамо»? Ты должен мяч, как женщину, ласкать!» Если мяч не держишь - это не футбол».
Некоторое время назад ходили упорные разговоры о том, что Сорокалет возвращается в структуру «Днепра» и будет тренировать третью команду. Но это так и не произошло, и сейчас Александр Иванович инспектирует матчи областных соревнований.
«Я посмотрел около пяти игр «Днепра-3» и не увидел ни одного перспективного парня. Нужно было ездить по другим областям, искать талантливых ребят. Но для этого же что-то нужно, поэтому все осталось на месте. Некоторые игры я инспектировал, и благодаря этому присмотрел пару ребят в Кривом Роге (очень понравился мне Василий Грицук). Были хорошие футболисты и в Харькове, других городах. Но их же нужно собрать всех здесь. Очень талантливый мальчишка есть и в Днепропетровске. Это Артур Карноза, которым уже активно интересуется и «Шахтер», и другие клубы. Он 1990 года рождения, и при этом лучший среди детей, на год старших. И если «Днепр» уже сейчас не проявит заинтересованность в нем, мы рискуем потерять парня. Помню, у нас в 80-е годы была группа резерва, футболистам которой платили стипендию, они были уже при команде. Конечно, будет ли Артур потерей для «Днепра», сказать сейчас нельзя. Незаменимых нет, да и возраст у него еще такой, что все может измениться. Но данные, талант присутствуют в огромном количестве. Его тренер Владимир Кузнецов говорит, что на сегодняшний день Карноза по потенциалу выше того же Мороза».
Клубы зарабатывают на своих поражениях?
Одно время Александр Сорокалет был завсегдатаем букмекерских контор. Его нередко можно было увидеть изучающим «линию» и, пользуясь случаем, обменяться мнением о тех или иных матчах и соревнованиях. Но сейчас, как оказалось, это увлечение прошло.
«Уже давно не хожу. Раньше хотел таким образом заработать. Кроме того, для меня это был еще и доступ к футбольным трансляциям - дома нет возможности смотреть спутниковые каналы. Сначала ставил на футбол, а потом стал играть на теннисе и европейском хоккее. Думал, что можно легко заработать денег. Но, как оказалось, для заработка игра должна быть делом жизни, а это очень утомительно.
Еще есть такой момент, о котором раньше никогда не задумывался. Случается, что клубы разных стран играют «на конторы». На неожиданных поражениях они же сами и зарабатывают».
«Нужно следить за теннисом и ставить системы», - так формулирует свой «рецепт успеха» Александр Сорокалет.
Снял гипс, заехал, женился
Бесконечные заезды и сборы оставляют мало времени на обустройство личной жизни. Получается, что профессиональный футболист вращается лишь в спортивной среде. Но, несмотря на «замкнутое пространство», именно в ней и находят они свои судьбы. Возможно, играет свою роль общность интересов, схожесть проблем, привычек, порожденных спортивным бытом. Возможно, нечто иное.
«С женой познакомился на свадьбе Блохина. Незадолго для этого в матче с «Зенитом» я сломал два пальца ноги. А тут такое событие: Блохин и Дерюгина! Снял я гипс, Сергей Журавлев, у которого нога на размер больше моей, дал свои туфли. Уже на свадьбе упросил динамовского врача Малюту не говорить ничего Лобановскому.
За столом, в основном, были футболисты и гимнастки…
…Через некоторое время позвонил своей будущей жене. Оказалось, что у нас обоих нет планов на встречу Нового года. Договорились встретиться, я за ней заехал - и езжу, вот, до сих пор.
Дочке моей 17 лет. Учится сейчас в Агроуниверситете. А сыну - 8 лет. Данные футбольные у него есть: шустрый, с мячом возится. Одна проблема - тяжело совмещать школу и тренировки».
Александр ПЕТРОВ, Вадим ТАХТЕРИН. Газета "Днепр Футбол", 13.05.2004

Создано на конструкторе сайтов Okis. Смотрите http://www.os57.ru остекление лоджий пластиковыми окнами.